Меломаню по-тихому
как это удобно, когда можно оправдывать пьянство, отсутствие вкуса, беспорядок на столе, грязную посуду, постоянные опоздания и пошлые шутки, тем, что ты творческая личность.

Я всё еще здесь.

Дневники всё ещё помогают спрятаться от прошлого, но не от того, от которого я пряталась раньше, а от более молодого, что превносит столько боли, что потеряно уже навсегда, но боль остается потому что это не просто мои случайные желания и влюбленности, это зов крови и детства, отрочества. Помню я почти всегда, только лета. Такие знойные, моя семья еще тогда не несла этот крест - 90-е, 2000-е. Как же я много не понимала, не ценила, если бы я знала, что это так скоро закончится, если бы могла хоть что-то сделать, но нет. То, что ты уже прожил не вернуть, я забываю об этом часто, но чувство утраты всё равно возвращается, разве не могло быть всё иначе? Почему я живу сейчас так, как должен был жить он? Может из-за меня он не дополучил чего-то, может из-за меня всё это случилось с нами. Мы, к сожалению, стали той грустной семьей, где близкие люди теряют разум, а это похуже всего остального, если с физическими недостатками можно жить, ты не теряешь себя, не разрушаешься, как личность, то здесь ты просто умираешь, но это мучительнее, чем смерть, потому что человек здесь, вот он живой перед тобой стоит, но одновременно он сам где-то далеко, куда ты попасть никогда не сможешь, что мучительно.

Мои бедные родители. мой бедный брат, кажется, здесь только я одна получила то, что хотела. Он был так близко и мы все мечтали, что когда-нибудь он займет свое место, добьется то, чего хотел. На все воля Божия, я смиряюсь и страдаю.